Arslan
There's no point to living if you can't feel the life(c)
Секретарша Леночка задумчиво изучала положение карт, аж высунув кончик языка от напряжения мысли. Раскладывание пасьянса было самой сложной частью ее работы, а заодно и самой интересной. Конечно, она бы с гораздо большим удовольствием чатилась бы в аське или листала «В контакте», но зловредный системный администратор закрыл ей доступ к таким вещам. Она пыталась объяснить директору, что это не развлечения, а часть работы, директор и системный администратор в ответ говорили ей какую-то научную мутотень про информационную безопасность и эффективность рабочего времени, из которой она поняла только одно — не видать ей аськи и любимой социальной сети на рабочем компьютере. Приходилось заниматься раскладыванием пасьянса, благо расклады карт были пронумерованы и девушка раскладывала их поочередно, записывая номер расклада, до которого дошла за день. За сегодня это был уже пятнадцатый расклад, и, как назло, он никак не хотел сходиться.
От решения карточной головоломки ее оторвало деликатное покашливание, Леночка оторвала взгляд от монитора и посмотрела на источник звука. Перед ее столом стояли трое людей. Внимательный человек, знакомый с командой Охотника, узнал бы в них Викторию, Валерия и Юлю, но даже ему пришлось бы потрудиться. На грим и отработку поведения у команды ушло 5 часов, но люди могли гордиться результатом. Виктория, благодаря гриму и накладкам под мамино платье постарела лет на 10 и набрала пару десятков килограмм. Голову украшал парик из нещадно обесцвеченных перекисью волос, уложенных в подходящую по возрасту и положению прическу. Довершали образ чиновника со стажем очки в толстой оправе и папка для бумаг в руках. Разумеется, в очки были вставлены простые стекла, без диоптрий, на зрение Виктория никогда не жаловалась. Но работники бумаг и клавиатуры без очков не обходились. Юля тоже надела очки, но легкие и изящные. Возраст себе она наращивать не стала, но вот габариты, благодаря подкладкам под платье, увеличила даже больше, чем Виктория. Выглядела девушка теперь как весьма пухлая барышня, не следящая за своим весом и зрением, зато следящая за новинками рынка косметики, ее лицо было буквально иллюстрацией к тому, как можно перестараться с нанесением «боевой раскраски». Губы покрывал толстый слой помады, румяна очевидно выделялись на слое тонального крема, тушь чуть не хлопьями осыпалась с ресниц, а обилию теней для глаз позавидовала бы ритуальная раскраска любых индейцев. И только Валерий почти не изменился, он всего лишь подложил подушку под одежду в районе живота да оделся в форму полицейского с полковничьими погонами.
– Меня зовут Галина Степанова, - обратилась Виктория к секретарше, - Я надеюсь, ваш директор не будет держать меня в приемной дольше необходимого, у меня строгий график.
Помнить немногочисленные встречи своего начальника не составляло большого труда для Леночки, но эта дама из ФАС появилась на пять минут раньше назначенного.
– Сейчас, я узнаю, готов ли Андрей Алексеевич вас принять, - быстро проговорила девушка, скрываясь в кабинете директора.
Через десять секунд она уже выпорхнула обратно.
– Проходите, проходите, директор вас ждет, - защебетала Леночка.
Виктория кивнула нервничающей девушке и первой шагнула к двери кабинета, остальные двое членов команды последовали за ней. Бывшая замдира бюджетного учреждения была хороша знакома с регламентом подобных встреч.
Офис директора был сравнительно небольшим. Массивный письменный стол, на котором аккуратно были разложены стопки бумаг, занимал почти половину кабинета. От стола было слегка отодвинуто не менее массивное кресло, рядом с которым стоял сам директор. Это был мужчина лет 30, гладко выбритый, с короткими черными кудрявыми волосами, подстриженными в деловом стиле.
– Андрей Темников, рад знакомству, - представился он, выходя из-за стола, - Прошу вас, присаживайтесь.
Мужчина указал на ряд стульев, стоящих около стола, и протянул руку для рукопожатия. Виктория ее слегка пожала и опустилась на один из стульев, четко напротив кресла директора.
– Со мной вы уже знакомы, это Светлана Викторовна, начальник аналитического отдела ФНС, а это Валерий Григорьевич, заместитель начальника ОБЭП, - представила своих «коллег» женщина, пока директор усаживался в свое кресло. Юля и Валерий кивнули Андрею Алексеевичу.
– Очень приятно, - отозвался Темников, слегка нервничая.
Именно этой реакции Виктория и добивалась, представляя свое сопровождение. Какой бы ни был белый и пушистый директор коммерческой организации, в присутствии высокопоставленных сотрудников органов он обязательно начинает нервничать, даже если он не нарушал никаких законов. Она молчала, предоставляя возможность начать разговор хозяину кабинета.
– Галина Ивановна, ваш звонок был весьма... неожиданным, - начал директор, - Я честно веду бизнес, не нарушая никаких законов, и звонок от заместителя руководителя управления ФАС... Я не понимаю...
– Что ж, я, в свою очередь, не понимаю вашего удивления, - недовольным тоном заявила женщина, - Как вы должны были помнить, у нас реализуется программа регионального урвоня «Честный бизнес». Не первый месяц реализуется, между прочим. И мне было поручено провести проверку всего крупного и среднего бизнеса на соответствие 381-му ФЗ. Надеюсь, вы в курсе, что это за закон.
Виктория намеренно сделала паузу, давая время Темникову ответить. Она была уверена, что он не в курсе, по опыту собственной работы она знала, что законы по номерам помнят разве что некоторые юристы и те, кто многократно работает с конкретными продуктами отечественного законотворчества. Остальные предпочитают помнить название закона, а не его номер, так запоминать проще.
– Извините, Галина Ивановна, но я не юрист и не помню федеральные законы по номерам, - развел руками директор, - Скажите, о чем этот закон, я слежу за... работой государства в моей сфере.
Глава команды кивнула, отметив для себя, что директор хорошо держит давление. И пока он не видит, за что его можно прихватить, Андрей Алексеевич будет закрываться словесной игрой.
– Это Закон о торговле, - пояснила ВВ, - Может быть так вы вспомните?
– А, этот закон, - понимающе кивнул Темников, - Я с ним знаком. И я все еще не вижу, где же я мог его нарушить. Сеть магазинов одежды «Всем по плечу» начала создаваться как раз перед его принятием. И я учел положения закона, все корректно.
– Если бы в вашей сети магазинов было бы что-то некорректно, - Виктория намеренно выделила последнее слово, - то к вам пришла бы не я, а рядовые налоговые инспекторы. Кстати, в вашей компании грузоперевозок все столь же корректно.
Директор открыло было рот, чтобы что-то сказать, но передумал и закрыл его, покачав головой. С точки зрения ВВ, это был еще один плюс в его пользу. Словесная игра тут бы не помогла, и Темников это вовремя понял. Это повышало шансы команды склонить бизнесмена к сотрудничеству.
– Но если бы дело было только в этих двух компаниях... - покачала головой Виктория, - Кстати, как поживает господин Царев? К нему еще никто не приходил?
На лице бизнесмена промелькнул испуг, но он быстро взял себя в руки. «Заместитель руководителя управления ФАС» смотрела на него выжидающе.
– Давайте, стреляйте, - наконец выпалил он, взмахнув рукой, - Я на Царева больше не работаю.
Виктория неторопливо раскрыла папку для бумаг и достала оттуда стопку листов. На листах были напечатаны какие-то счет-фактуры, накладные, счета, команда нашла их среди того мусора, что оставила компания, занимавшая их офис. Эти документы не имели никакого отношения к делам Темникова, но женщина и не собиралась их показывать Андрею Алексеевичу, они были нужны как ширма. Кроме бумаг в папке лежал планшет с внешним широконаправленным микрофоном и, доставая бумаги, Виктория включила на планшете диктофон.
– Как пожелаете, Андрей Алексеевич, - начала ВВ, - Царев — все мы знаем, кем он на само деле является — хочет расширить свой бизнес, но упирается в ограничения 381-го ФЗ. Поэтому он увольняет своего наиболее успешного топ-менеджера, стабильно приносящего ему прибыль, увольняет — вы только подумайте — за нерациональное расходование средств, и посылает в соседний регион, снабдив крупной суммой подъемных. Его, теперь уже бывший, топ-менеджер открывает в соседнем регионе свое дело, берет кредит... Я полагаю, тут же разделив его на несколько сумм и положив их в разные банки на краткосрочные вклады, мы еще не выяснили в какие именно, но если будет дело — выясним. Для справки, декларация о доходах у вас хорошая, сами вы были почти без средств на момент увольнения, а кредит взяли не сразу. И начинающий бизнесмен неожиданно преуспевает, дело из одного магазина превращается в целую сеть, потом появляется вторая компания, будто бы отдельная, но реально — дочка первой, начинает развиваться не хуже сети магазинов... Дальше продолжать? Может быть выдать прогноз на будущее?
Такого «выстрела» Темников не выдержал. Сгорбившись, он склонился над столом, закрыв лицо руками.
– Андрей Алексеевич? - бизнесмен сдвинул руки чуть ниже, открыв глаза, и посмотрел на окликающую его Викторию, - Если вы думаете, что мы пришли вас сюда... утопить, как ваши коллеги выражаются, то вы глубоко заблуждаетесь. Потому что в этом случае за вами пришли бы подчиненные Валерия Григорьевича, а не мы. Мы хотим сотрудничества, еще одна посадка еще одного помощника еще одного крупного бизнесмена — можете сделать запрос в Интернете, там есть статистика. Конечно, об этом не пишут в газетах, но в ФАС работают не на репортеров. Точнее, официально мы работаем на государство, но вы же понимаете, что это значит в России. Посадив вас, да даже посадив Царева, мы, конечно, окажем стране услугу. Но вы же знаете, что мы получим взамен. Поэтому давайте договоримся, как деловые люди.
Женщина замолчала, ожидая реакции бизнесмена. Она дала ему надежду, и, если она верно рассчитала, Темников сам захочет договориться.
– Хорошо, давайте договариваться, - наконец произнес Андрей Алексеевич, откидываясь на спинку кресла, - Сколько вы хотите? Можете назвать сумму. Или вам нужно что-то иное? Сами понимаете, долю я вам дать не могу.
Бизнесмен повел себя так, как и ожидала Виктория. Теперь ему нужно было рассказать сказку. Сказку правдивую, такую, чтобы он в нее поверил. И сам дал им информацию.
– Андрей Алексеевич, нас интересуют не деньги, - вздохнула женщина, - Я понимаю, что именно так и выглядит наш приход сюда и предъявление вам вашей истории, но... Как вы знаете, согласно майским указам президента, определен курс на борьбу с коррупцией. Конечно, никто из заметных лиц пока не привлекается, но на меньших уровнях уже идет чистка. Вы думаете, для чего администрация региона объявила приоритетной программу «Честный бизнес»? Мда, по глазам вижу, что вы о ней не слышали. А зря, следить за местными новостями все-таки стоит. Так вот, эта программа нужна нашим руководителям для того, чтобы остаться на своих теплых местах. И если их кресла под ними зашатаются, они тут же обвинят во всех бедах нас, своих заместителей. Нас, знаете ли, наши рабочие места тоже более чем устраивают, кризис никого не пощадил. Поэтому нам, да и нашим руководителям, нужно красиво отличиться перед Владимиром Владимировичем. То есть, предъявить железные обвинения тем людям, о которых все и так знают, что они виновны. Цареву, например. Нет, даже не пытайтесь его выгораживать. На мой взгляд, лучше сядет Царев, чем вы. Я достаточно изучила ваше дело и могу сказать, что нам нужны такие бизнесмены как вы. Ваш бизнес принесет нашему городу только процветание, а если к нам придет Царев, то, боюсь, от этого выиграет разве что он сам. И от вас мы хотим не денег, нет, от вас нам нужна информация.
Виктория замолчала, переводя дух. Если ее сказке этот бизнесмен не поверит, они зря вообще пришли сюда.
– Информация? - приподнял брови бизнесмен, - Вы хотите, чтобы я свидетельствовал против Царева? Может я чего не понимаю, но как я смогу сохранить свой бизнес после этого? Про репутацию я даже говорить не буду, у стукачей деловой репутации просто нет.
– Дурак, - почти беззлобно сказал Валерий, до этого не проронивший ни слова, - Нужен ты нам как свидетель, ага, конечно. Ты это... блин... В общем, в суде тебя никто не ждет. Пока. Да и показания твои я не вижу. И видеть не собираюсь. Доходит?
– Честно говоря, нет, - растерянно отозвался Темников.
– Я вижу, мои слова были неверно истолкованы, - покачала головой ВВ, - Мы не хотим использовать вас как свидетеля против Царева, мы предлагаем вам вообще работать без него. Нам нужно знать, какую именно схему, точно и в подробностях, он собирается провернуть с вашей помощью. Мы получаем от вас эту информацию, вы сохраняете свой бизнес, ваша компания грузоперевозок возможно выиграет какой-нибудь тендер, знаете, грузы перевозить не только бизнесу нужно. Но последнее уже отдельно, в частном порядке и... по обычной схеме, в общем.
Бизнесмен задумался. Виктория ему не мешала, она и так знала, о чем он сейчас думает. Темников оценивал риск предлагаемой сделки.
– Договорились, - после долгого молчания произнес Андрей Алексеевич, - Царев хочет...
Он начал говорить, а команда слушала. Темников решил рассказать им все, что он знал о схеме Царева, риск промолчать или солгать был неприемлемым для его дела. И даже если Царев узнает, что его помощник проболтался, у мужчины всегда был выход — сдаться с поличным и пойти на сделку со следствием. При этом, скорее всего, сохранить свой бизнес.
Когда Андрей Алексеевич замолчал, Виктория аккуратно сложила бумаги и убрала их в папку, при этом незаметно выключив диктофон на планшете. Их задача была выполнена, теперь у команды была вся информация о том, что хочет сделать конкурент главы вампиров города.
Спустя час Охотник сообщил «официальному представителю бессмертных», то есть, вампиру, отвечавшему перед Князем за все контакты с оборотнями, что задача выполнена и как только работа будет оплачена, им передадут результаты. Этим официальным представителем была вампирша по имени Принцесса. На том конце телефонной линии скучающий молодой женский голос ответил, что деньги будут перечислены прямо сейчас, а за информацией Князь явится лично.
запись создана: 10.07.2014 в 21:25

@темы: Команда Вервольф, Моё творчество