Arslan
There's no point to living if you can't feel the life(c)
Дома на Амбарной были деревянные и очень старые, как принято говорить, частный сектор. Застраивалась улица сразу после войны, и сейчас половина домов пустовала, постепенно разрушаясь, а половина... так или иначе там жили. Уже на рубеже столетий до улицы довели газопровод, электричество провели еще раньше, а в некоторых домах были даже телефон и Интернет. Не сказать, чтобы жить в таких домах было некомфортно, скорее наоборот, но за зданием требовалось постоянно присматривать, что-то где-то по мелочи ремонтировать, поэтому хозяину необходимо было либо иметь навыки плотника, либо много денег. Из-за этого молодежь предпочитала частным домам коттеджи, а если не хватало денег на коттедж, то обычные квартиры. Однако хозяева таких домов, все пенсионеры, охотно и задешево пускали временных жильцов, предлагая крайне низкую плату и имея этим, пусть и небольшую, но все же прибавку к пенсии.
Четырнадцатый дом отличался от своих собратьев по улице. Нет, выглядел он аналогично своим соседям - деревянное двухэтажное строение, крытое шифером, но разница была, в первую очередь, во владельце. Из того, что было известно местным пенсионерам, дом после скоропостижной кончины своего предыдущего хозяина, был куплен какой-то компанией, которая использовала это строение то ли для отмечания корпоративов, то ли для секретных встреч. Поговаривали даже, что в доме поселилась нечистая сила, а сомневающимся предлагали посидеть ночь в кустах рядом с изгородью у здания. Настолько неверующих почему-то не находилось. Но если бы таковые нашлись, то в эту ночь, вместо привычных стуков, грохота и звуков ударов металла по дереву (по мнению престарелых соседей в доме жил призрак плотника и по ночам этот призрак вспоминал свою жизнь, стуча инструментами), они бы наслаждались практически полной тишиной.
Но дом не пустовал, просто сегодня владелец компании, купившей строение, встречал гостей. А поскольку спать он предпочитал днем, то сегодня ночью, вместо привычной работы плотника, хозяин, как компании, так и дома, расположился в уютном старом кресле в гостиной своего жилища. Несмотря на то, что было три часа ночи, свет он включать не стал, но непохоже было, чтобы его гостей это как-то заботило. Комната освещалась лишь светом луны через окна, но трое пришедших вели себя в этом почти отсутствующем освещении так, будто люстра под потолком ярко освещала всю гостиную.
Сидящий в кресле был невысоким кряжистым мужчиной неопределенного возраста. Темные волосы был неровно и криво стрижены «под горшок», на грудь спускалась борода, буйно разросшаяся, нечесаная и столь же неровно стриженая, сколь и волосы на голове. Из-под густых бровей на мир недобро смотрели карие глаза. Одет мужчина был в толстовку, бывшую когда-то серого цвета, поверх которой были надеты штаны от синего комбинезона, как у какого-нибудь строителя родом из Средней Азии. Штаны были заправлены в черные кожаные сапоги, какие носили лет сто назад.
Напротив него на стуле, который явно еще помнил советские времена, сидел мужчина, крайне контрастирующий с хозяином дома. На вид человеку не было еще и тридцати, короткие курчавые волосы были аккуратно подстрижены в то, что можно было назвать модной прической. Бороды у него не было, зато были небольшие усы, щегольские завитые на концах. Одет мужчина был в коричневый деловой костюм и остроносые белые лакированные туфли, руки в лайкровых перчатках он расслабленно держал на костяной ручке деревянной трости, стоявшей у него между ног.
Еще один гость вальяжно расположился в широком кресле сбоку от мужчин. Это была красивая женщина, на вид ей можно было дать лет тридцать или слегка за. Шикарные темно-русые волосы были собраны в причудливую башнеподобную прическу на голове, ярко-зеленые глаза устало поглядывали из-под тонких бровей. Одета женщина была в вечернее платье, но не современное, а такое, какое обычно показывают в фильмах о жизни дворян: много шелка, кружев и юбка на кринолине, доходящая до пола. На тонком запястье покачивался веер.
Последняя участница встречи стояла почти напротив дамы в вечернем платье, опустив голову и тяжело облокотившись о стол. Это была двадцатилетняя девушка с копной распущенных светлых волос, спускавшихся ей на высокую грудь, и небесно-голубыми глазами. Эту девушку смело можно было назвать самой красивой из присутствующих, даже темноволосая женщина, сидящая напротив нее, смотрелась рядом с ней дурнушкой. Красоту блондинки портила разве что одежда, если платье с кринолином подчеркивало естественную красоту темноволосой женщины, то темный свободно сидящий камуфляжный костюм девушки маскировал натуральные достоинства красавицы. Костюм дополнялся еще и поясной кобурой, откуда грозно выглядывала рукоять крупнокалиберного револьвера. Довершали околовоенный наряд армейские берцы. Была и еще одна черта, мешавшая любоваться красотой девушки — ее правое плечо было густо обмотано многими слоями бинта, на котором проглядывали пятна крови. Правую руку страдалица держала согнутой в локте и баюкала левой, стараясь, чтобы больная рука ничего не задевала.
– Что, моська, отдавили тебе хвост? - первым молчание нарушил хозяин дома, явно обращаясь к страдающей от больной руки девушке.
– Следи за базаром, Мужик, - подняла голову светловолосая, ее голос, поначалу тихий и срывающийся, начал набирать силу и громкость, - С птенцами так своими разговаривать будешь!
– А чо, неправда моя, чоли? - отозвался тот, кого назвали Мужиком. Слова он произносил не очень членораздельно, коверкая, да еще и с тяжелым «деревенским» акцентом.
– В самом деле, прояви сострадание, - включилась в разговор дама в кринолине, - Если тебе не приходилось терять птенцов, поверь тем, кто прошел через это — это очень, очень больно и неприятно.
– Спасибо, Жоржетта, - пробормотала девушка, снова опуская голову.
– Да не за что, подруга, - приободрила женщина, - Я помню, каково мне было, когда мой второй птенец сдуру решил, что прошлый Князь не сбрендил и пошел за ним, а потом сказал об этом старому Охотнику. Помню, как я унижалась перед этим блохастым, прося дать мне самой отпустить птенца. Дак ведь нет, прямо на моих глазах ему голову отрезал своим кривым азиатским ножом, чтоб этому зверенышу после смерти в геенне огненной гореть. Как мне потом плохо было... horriblement.
– Дык ты ж не сама его того, твово птенца Охотник порешил, - попытался объяснить свою позицию хозяин дома, - А эта... прынцесса... сама его, из ливорверта, в сердце... Не была б князьей подстилкой, как бы все веселились над такой дурой.
– Это ты дурак, - почти беззлобно сказала девушка, - Одно слово — Мужик, верно тебя твой мастер окрестил. Я ведь только сейчас на грани, потом это пройдет. Князь поймет, не сразу, но поймет. Что недооценили мы их. И я-то переживу, а вот ты, за то, что сейчас сказал, еще ответишь.
– Да ты никак угрожать вздумала? - прищурился Мужик.
– Что ты, я всего лишь поставила в известность, - хищно улыбнулась его визави.
– Насколько я могу полагать, вы двое можете так еще долго препираться, - вступил в разговор последний присутствующий, доселе молчавший, - Suficiente! Мужик, Принцесса, пожалуйста. Спором дело не решить.
– Вы, как всегда, вовремя, месье, - Жоржетта раскрыла веер и кокетливо улыбнулась из-за него, - И ваш испанский, ах, il est si sexy.
– Я ваши бусурманские наречия не разумею, - проворчал Мужик, - В России на русском говорят.
– Чья бы корова мычала, - поморщилась Принцесса, - Просто образец правильной речи. Бери пример с Испанца, его русский безупречен. Вот про испанский ничего не скажу, а русскому тебе у него еще учиться и учиться.
– Его испанский прекрасен, уверяю тебя, - присоединилась к комплиментам Жоржетта.
– Спасибо за комплименты, прекрасные дамы, - склонил голову мужчина, - Особенно лестно это слышать именно от вас, специалиста в русском языке.
– Да ладно вам, подумаешь, на филфаке училась, - смутилась девушка, - Не закончила ведь.
– Мы можем долго обмениваться любезностями, я думаю, мы все это понимаем, но это ничуть не приближает нас к решению существующей проблемы, - сменил ее собеседник тон.
– Какой проблемы? - удивилась Принцесса.
– Ваш птенец, - коротко сообщил Испанец.
– А где с ним проблема? У меня — да, у меня проблема. Я своими собственными руками застрелила своего птенца. Мне очень плохо и больно. Но это моя проблема, нашего дела она не коснется. Охотник уже звонил, я отодвинула его на сутки минимум. Потом скажу, что услуги по поиску убийцы не требуются, мы сами разберемся, обычная вещь, сколько раз уже было. Он ведь даже не в курсе, что это птенец был. Убили, сгорел — по пеплу возраст не определяется. Птенца от полноценного вампира тоже не отличишь так. Это мне тяжело было на курок нажимать, а потом ускользать по крышам, давясь слезами. Мне и только мне. И обиднее всего, как этот человек в меня попасть умудрился. Ночь, я в ночном камуфляже, он метров с двухсот стрелял... Была бы я человеком — ни за что бы не попала. Даже не увидела бы наверное.
– Хм, я знавал нескольких, кто даже навскидку попал бы, - не согласился Испанец, - Причем не из современного оружия, а из того, что в позапрошлом веке делали. Из современного это еще проще. Причем люди это были, самые обычные люди. Ну да ладно, с Охотником понятно. Князь знает?
– Пока нет, - покачала головой Принцесса, - После нашей встречи к нему пойду.
– А ты точно не наследила? - поинтересовался Мужик, - Не убивец чай, а баба молодая. Вдруг Охотник проверить захочет, личную встречу закажет.
– Повзрослей, ископаемое, - беззлобно посоветовала ему девушка, - Я не баба. И не буду ей. Вот уже семьдесят лет как. Любовница — не жена, да кому я это объясняю! А Охотник личной встречи не захочет, он же оборотень, ему нас видеть так же неприятно, как и нам его.
– А кроме того, - добавила Жоржетта, - Этот блохастый неровно к тебе дышит.
– Неужто? - изумился Мужик, - Это надоть использовать.
– Ко мне почти любой мужчина неровно дышит, от школяров до стариков, - раздраженно отозвалась Принцесса, - Это мужское внимание, которого некоторым почему-то не хватает, у меня уже в печенках сидит. Я и на предложение Михаила Александровича согласилась только потому, что поняла — так я смогу это внимание контролировать. Ну, он перед этим меня от изнасилования спас, так что, на самом деле, еще этот факт повлиял, но основной мотивацией стать бессмертной было именно это — контроль над мужским вниманием. Единственный, кто меня хочет видеть рядом не только из-за моего тела — это мой мастер и мой любовник. Так что ты, Мужик, за свои слова о подстилке еще ответишь.
– Отложи в памяти и отложи от сердца, - посоветовал Испанец, - Я с вами себя чувствую как среди... infantes, забыл русское слово. Принцесса, ваша проблема не только вас волнует.
– Дети, - отозвалась на автомате Жоржетта, - Слово, которое вы забыли. Поверьте, я себя примерно также чувствую. Подруга, что ты так руку баюкаешь? Болит?
– Да нет, конечно, - удивленно покачала головой девушка, - Обычная пуля, не серебряная. А что, сильно заметно? Я просто полностью выдохлась, почти весь запас ушел на отвод глаз и закупорку сосудов. Да еще и... блин, не хотела я его убивать. Эти помощники блохастых просто не оставили мне выбора.
– Они? Или ваш птенец? - решил уточнить мужчина с тростью.
– Не надо, Испанец, потом сама поймет, - легонько постучала веером мужчину по плечу Жоржетта.
– Хорошо, оставим, - легко согласился вампир, - Не хочется потом чувствовать себя кем-то вроде Мужика.
– Не надо делать из меня незнамо кого, - проворчал обиженный сравнением бородач.
– Ладно, Принцесса, - продолжил Испанец, - У вас есть проблема. Она ваша, мы отбирать не будем. Даже соболезнуем. Но, как старшие товарищи — вы все-таки единственная среди нас, кто не является Высшим вампиром — мы хотим вам помочь. Вот скажите, дорогая, как вы будете решать свою проблему?
Принцесса взглянула на него как загнанная в угол добыча умелого охотника. Она чувствовала, что где-то подвох, но не видела где. Испанец не вызывал у девушки доверия, он был серьезно старше даже ее Мастера, не говоря уж о ней самой, а если вампир смог прожить столько лет, да еще и не стремится на место Князя — то либо он играет в свою игру, где даже Князь всего лишь пешка, либо он просто невероятно силен и ему неинтересны игры во власть. А значит он предпочитает другие игры. И Принцесса не была уверена, что хочет знать какие именно.
– Ну, сначала я все честно расскажу Князю, - решилась она, - Он будет недоволен, возможно даже покричит на меня, потом выместит свою злобу. Не на мне, конечно, на ком-нибудь другом (девушка бросила на Мужика такой злорадной взгляд, что вампира аж передернуло). Затем поразмыслит и, чтобы оборотни ничего не заподозрили, даст мне внеочередную лицензию. И мы продолжим реализовывать наш план. Для лицензии, скорее всего, соберется Совет. Михаил Александрович скажет — надо, Совет согласится.
– Красиво говорите, - наклонил голову Испанец, - Но это медиана.
– Чего? - не понял Мужик.
– Самый средний из возможных вариантов, - объяснил вампир, откинувшись на спинку стула, - И наиболее предпочтительный, по мнению самой Принцессы. Но давайте прикинем другие варианты. Из моего личного опыта, я могу предположить наихудший вариант такой: Князь сдает свою любовницу Охотнику как убийцу заезжего вампира и просит для нее быстрой смерти. С положенным пафосом и скорбью в глазах. И молодой Охотник, скрепя сердце, втыкает нашей Принцессе в сердце свой американский прямой нож (сарказма, с которым были сказаны эти слова, похоже, не заметила только Жоржетта). Конец истории, dixi. Князь находит нового представителя бессмертных для связи с оборотнями, нас снова четверо, мы продолжаем, что начали. С небольшой задержкой, но продолжаем.
Если бы девушка-вампир могла побледнеть, она бы сейчас обязательно это сделала. На ее красивом лице застыла гримаса ужаса, поразмыслив, она поняла, что Испанец описывает реальный вариант. Она верила в то, что Князь любит свою принцессу, которую именно он сделал бессмертной, но Михаил Александрович был в первую очередь глава вампиров города, и только потом — любящий ее вампир.
– Но не будет пессимистами, - продолжил мужчина, стукнув тростью об пол, - Рассмотрим другие варианты, не столь печальные. Допустим, что любезная Принцесса сработала как бывалый наемный убийца, не оставила на месте преступления ни пули, ни капли крови, ни мельчайших частиц своего тела, ни даже запаха. Допустим также, что если вдруг юная барышня где-то напортачила, и Охотник что-то заподозрил, то мы можем согласиться с нашей младшей подругой и принять как данность, что оборотень в принципе не захочет встречаться с тем убийцей, которого он ищет. Ведь они же нас так не любят. И даже Охотник не любит настолько, что запах красивой девушки, которая ему понравилась, он не стал запоминать, ведь она же нежить ужасная. Напомню также, что Охотник неженат и, насколько мне известно, постоянной пассии у него нет. Он, конечно, оборотень, но все-таки мужчина. А любой мужчина в отсутствии женщины рядом все равно будет обращать внимание на прекрасный пол. Впрочем, наличие женщины никак не заставляет его прекратить сей процесс. Но мы будем оптимистами и посчитаем, что Охотника больше интересуют представители его собственного пола, а на красивую барышню он обратил внимание исключительно ради соблюдения приличий и в рамках маскировки. Ведь содомитов — вам любой священник скажет — необходимо сторониться и всячески попрекать их этим гнусным увлечением.
– Хватит, - тихо попросила Принцесса со слезами на глазах, - Я поняла, я все испортила. Охотник — не пе… не содомит, точно. Содомиты на меня иначе смотрят.
– Ой, Испанец, вы прямо как Шерлок Холмс, объясняющий в чем загадка очередного дела доктору Ватсону, - прощебетала Жоржетта.
Мужчина закрыл лицо руками, трость при этом осталась спокойно стоять, как будто ее держал окружающий воздух.
– Знаете, Жоржетта, - сказал наконец вампир, отняв ладони от лица, - Я был знаком с сэром Дойлом. Истинный британец, скажу я вам, прямо как мой Мастер, пусть ему в аду вечно икается, хотя в остальном — милейшей души человек.
Мужик громко прокашлялся, привлекая к себе внимание.
– Делать-то чо будем? - спросил он, - Ну помурыжил ты принцеску, сидит она как в воду опущенная, а дальше чо?
– Что делать? - переспросил Испанец, ненадолго задумавшись, - Я думаю, стоит оставить печальную барышню предаваться меланхолии и размышлениям о своих горестях, а нам же заняться тем, ради чего мы все здесь собрались. Принцесса вызвалась обеспечить финансирование операции, и на текущий момент, как нам всем, я думаю, очевидно, придется искать другие источники денежного обеспечения. Моя группа компаний, все четыре банка, ныне только начали выходить из кризиса, баланс только-только вышел в плюс и я не имею возможности извлечь из них денежные средства. Как присутствующие должны помнить, это и было главной причиной, по которой финансы обеспечивала Принцесса. Поэтому я хочу задать вопрос всем участникам нашего дела: у кого есть идеи, как достать деньги?
– Дурацкий вопрос, - проворчал Мужик, - У моих смертных корешей...
– Нет, - тут же резко оборвал Мужика Испанец, трость совершенно самостоятельно подскочила на пару сантиметров вверх и стукнула об пол, - Мы не будем брать деньги у бандитов. Было уже. Слишком дорого у них получается.
– Да чо дорого-то? Можно ж не отдавать, - пожал плечами Мужик.
– Вот не отдавать как раз дорого и выходит, - объяснил вампир, - Мой четвертый птенец решил не отдавать. Дело было в Москве, лет двадцать тому назад, бандиты как раз были одними из самых богатых. И Охотника не понадобилось, я только по факту того, что это мое создание, потом место его смерти нашел. Даже пепел развеяли. А ведь птенец был давно уже самостоятельный вампир, сам стал Мастером, стал бы Высшим вампиром скоро...
– И вы наверное потом всем им отомстили? Нашли поодиночке каждого и разорвали на части, - с притворным восхищением воскликнула Жоржетта.
Испанец только покачал головой.
– За мной местный Охотник следил. Деньги-то для меня доставались. А оборотни тогда в столице России нервные были, чуть что — сразу за серебро хватались. А я был не местный. Причем быстро поднялся. И блохастый начал что-то подозревать. Пришлось просто уйти из города, сюда переехать. Конечно, потом я все равно отомстил, просто чужими руками. Но с бандитами больше не связываюсь. Мужик с ними дружит — его дело, я предпочитаю не иметь с этими... людьми (слово было произнесено с заметным презрением в голосе) ничего общего.
– Жоржетта, у тебя же есть много контактов, - подняла голову Принцесса, - Можно через них собрать. Они ж у тебя под очарованием, ты им задачу поставь — должны справиться.
– Ить дело говорит, - неожиданно подержал девушку Мужик, - Одна толпа накрылась, другую можно под то же пустить. Токмо звереныши настороже теперь.
– Я поддерживаю, - согласился Испанец с остальными, - Принцесса пока вышла из игры, у меня возможности нет, вариант Мужика неприемлем. Жоржетта?
– Ну вы даете, мальчики, - женщина-вампир взмахнула веером, - Собрались, решили, ставите в известность. И ты туда же, подруга, могла бы и промолчать.
– Серьезно, Жоржетта, хорошая же идея, - начала уговаривать ее девушка, - Схему добычи денег может и Испанец обрисовать, а очаровывать ты мастер.
– Вот заметь, никто из мужчин не подумал о лести, а ты про нее не забыла, - отметила вампирша, - Ладно, будь по-вашему. Но Испанец мне всю схему должен рассказать. Чтобы я ее поняла.
– Милая Жоржетта, я приложу все свое красноречие, - расшаркался вампир, - Принцесса, вы еще с нами?
Девушка как будто уснула стоя, голова опустилась на грудь, руки безвольно висели вдоль тела. Услышав обращение к себе, Принцесса подняла голову и оглядела присутствующих. В глазах девушки сияла решительность.
– У меня есть великолепная идея. Оборотни сейчас настороже, так? Пусть и будут настороже. Но чтобы они не нашли контакты Жоржетты, им надо скормить что-то другое, что-то, за чем они побегут, как осел за морковкой, - девушка начала ожесточенно жестикулировать обеими руками, забыв про простреленное плечо, - Охотник ищет того, кто убил вампира. Я слышала, как один из людей крикнул, что по ним стреляет снайпер. Дадим им снайпера.
– Твоя идея настолько великолепна, что в ее блеске я не улавливаю ее суть, - заметил Испанец.
– Дык чо непонятного-то? - удивился Мужик, - Девица отомстить хочет. Нанять снайпера, который будет стрелять по слугам этого блохастого. Охотника ить ему все равно не взять, зато смертных может пострелять. Ну и пока суть да дело...
– Красиво придумано, подруга, - кивнула Жоржетта, - И за птенца отомстишь, и мои контакты незамеченными пройдут.
– Только вот есть одно препятствие, - охладил пыл сотоварищей Испанец, - Охотника, как верно заметил Мужик, никакому снайперу не взять, он сам его возьмет. А как возьмет, прочитает память. И выйдет на заказчика. Было такое уже, это хороший способ самоубийства, а отнюдь не решение проблемы.
– Значит это должен быть такой снайпер, который не по зубам Охотнику, - не согласилась Принцесса, - Мужик, у тебя контакты с такими всяко есть. Должен же быть кто-то, неподвластный Охотнику.
Вампир задумался, запустив пятерню в бороду, и с жутким хрустом ее почесывая.
– Знач так, - наконец сказал он, доставая пальцы из бороды, - Есть один убивец. Он блохастый, но не местный. И со своими не очень дружит. Но работает ружжом, никакого мордобоя, все издалека. Через корешей я могу ему заказ передать. Но ты, прынцеска, про меня Князю ни слова, поняла?
– Договорились, - кивнула девушка-вампир, - Руку пожимать, уж извини, не буду, она не очень двигается.
– Еще одно, вступил Испанец, - Ваш снайпер должен убить только одного человека. И моментально исчезнуть после этого. Дальнейшее — проблемы блохастых. Сильно злить нам их нельзя. И люди меньше думают здраво, когда скорбят. Один Охотник будет мстить, а когда у него на шее три человека, полноценно он работать не сможет.
– Логично, - согласилась Принцесса, - Тогда пусть снайпер убьет того человека, который в меня стрелял. Так хотя бы честно будет. Портрет я нарисую, легко.
– Тады так и порешим, - подвел итог Мужик, - Я нанимаю убивца, он делает свое дело, Жоржетта — свое, всем хорошо.
– Ждем финансирования и приступаем к операции, - Испанец подхватил свою трость, - Жоржетта, пойдем, будем учить тебя экономике.
Оба вампира расплылись в облака тумана, морось тут же рассеялась в сухом воздухе ночной комнаты.
– Давай что-ли бумагу и карандаш, нарисую тебе будущую жертву наемного убийцы, - сказала Принцесса, обращаясь к Мужику и, одновременно с этим, располагаясь на освободившемся кресле.
Вампир глубоко вздохнул, поднялся и направился за заказанными канцтоварами.
запись создана: 02.06.2015 в 23:35

@темы: Моё творчество, Команда Вервольф